Иногда такого понапишут, что и читать-то неловко, но всё же под нажимом своих друзей кладу пару статей из газет обо мне.

«Твоей души портрет нетленный…»

Тайна портрета – одна из самых волнующих загадок в истории искусства. Многие поколения художников занимались этим жанром, но далеко не у всех получалось выразить состояние внутреннего мира того, кто им позировал. Фотография с ее возможностями казалось бы, должна легко решать такие вопросы. Но сколько раз мы видели простые и плоские, словно снимок на заводской пропуск портреты? К счастью наша жизнь населяют художники, которые, по словам Достоевского, и «оправдывают род людской».

Хозяина студии, известного фотографа Андрея Крюкова застать в бездействии практически невозможно. Андрей работает круглые сутки. Вот и сейчас сидит, устанавливает новую компьютерную систему. Современный фотохудожник должен владеть технологиями, поэтому Крюков не отстает от времени, постоянно обновляет свой технический арсенал.

В прихожей висит большой портрет Филиппа Киркорова. Андрея пригласили на съемки его концерта в Саратове, пригласили только его, потому как дело ответственное и нужен был отличный результат. Результат как обычно Крюков выдал, после этого суперзвезд называет по имени, благо работает и общается с ними достаточно. Для него нет разницы между знаменитостью и обычным человеком, ему все равно кто позирует перед объективом. Главное – это результат, в конце концов, это именно то, что выделяет настоящего профессионала из массы ремесленников.

На стенах квартиры-студии развешены портреты, от которых невозможно оторваться. Некоторые из них хозяин комментирует: «Девушка хотела подарить мужу свой портрет на годовщину. Ходила по фотографам, пришла такая зажатая… Когда забирала, чуть не выронила от восхищения». Девушку можно понять, с трудом верится, что это наша современница, как минимум начало прошлого века с его мягкой дымкой и нежной застенчивостью. Наверное, именно такими были сестры милосердия и выпускницы Смольного института, верные и женственные спутницы жизни.

Для Крюкова некрасивых людей не бывает по определению, глаз настоящего художника способен видеть истинное под нагромождениями суетливых и банальных эмоций. Его портреты похожи на мгновения тишины и ясности, где время останавливается и человек предстает в своем совершенном, первозданном виде. Такие работы становятся украшением семейных галерей, с ними вырастают дети и внуки, их бережно хранят, в трудные минуты с ними разговаривают и советуются.

Тридцать пять лет минуло с той поры, когда Крюков-старший подарил сыну простенькую «Смену», фотоувеличитель и полный набор реактивов. Одной из самых первых работ был портрет одноклассницы, сидящей на качелях. Андрей с нежностью вспоминает этот снимок, собирается раскопать его из-под завалов пленок, как свою самую первую удавшуюся работу. С той поры прошло много времени, Крюков «отметился» во всех жанрах фотографии: снимал спорт, автомобили, делал репортажи, занимался пейзажами и съемками городской жизни. Его снимки украшают престижные фотожурналы, по ним делают календари, они участвуют в выставках. У него получается всё.

За долгие годы выработан свой, присущий только ему творческий почерк. Что, например, стоит только эксклюзивная техника ретуши, самостоятельно разработанная Крюковым? Результат «до» и «после» поразителен, люди не просто молодеют, они становятся такими, какими на самом деле являются, такими, какими они были в свои самые счастливые моменты жизни. Фотограф убирает усталость и разочарование, в глазах появляется блеск, жизнелюбие и загадка. «Крюковские» женщины притягивают взгляд, от семейных портретов веет спокойствием и гармонией. И поэтому его работы вешают на самые видные места в квартирах, как вешают картины известных художников.

Даже съемку свадеб Андрей превращает своеобразную фотоисторию, и каждый раз не просто фиксирует «особо торжественные» моменты, а всегда делает удивительно глубокий рассказ о самом счастливом дне из жизни двух людей. Вот о чем-то задумалась в машине невеста, а вот жених и его отец сидят за столом и, судя по всему, идет какой-то очень важный и доверительный разговор. Крюков называет такие моменты – «рука дрогнула», художник не может пройти мимо такого кадра, а ведь такое никогда не будет делать обычный ремесленник. Его клиенты всегда получают больше.

Андрей вообще очень щедрый человек. Он всерьез занимается фотолетописью Поволжья, как он говорит сам «верного», то есть временного-исторического репортажа о жизни и истории различных конфессий нашего региона – православных, мусульманских, католических. Зачем? А чтобы помнили и знали, для Крюкова это очень важно. И также важно подарить это другим, в виде выставки и специального издания, подобного которым, кстати, еще не было. А будет ли? Крюков такой, он добьется, но здесь нужна серьезная помощь и понимание того, что в результате выиграют все. Много ли есть настоящих и глубоких фоторабот о нашей родине? Ведь зачастую мы видим только юбилейные и приукрашенные репортажи, официозную и не трогающую душу поденщину. В конце концов, хочется показывать своим детям подлинную красоту того края, в котором мы все живем.

Очень радостно осознавать, что в нашей суетливой и зачастую лишенной ярких красок жизни, присутствуют художники, в чью задачу входит миссия красоты, люди которые очень сильно чувствуют жизнь и переливы гармонии. Вот такие, как Андрей Крюков.

Вячеслав Дурненков газета «Домашний советник» 11.05.2005 года

В объективе — «звезды»

А пленку с Пугачевой засветил…
С фотографом Андреем Крюковым мы знакомы лет десять. Доводилось писать о нем как о фотохудожнике — тогда Андрей только начинал заниматься художественной фотографией, снимал шикарные пейзажи, а заодно и не менее шикарных, «гламурных» девчонок. Какое-то время мы с ним не виделись, а потом я частенько стала замечать его на концертах «звездных» гастролеров. Как выяснилось, снимал он их и на репетициях и прогонах, более того многие «звезды», оценив качество его работ, охотно соглашались позировать и не отказывались посетить его студию. А студия эта, к слову, — одна комната самой обычной квартиры в новостройках Автозаводского района…

- Ты, конечно, приезжай, только я, скорее всего, буду занят — день у меня по минутам расписан: сам не помню, кто должен прийти. Но кто-нибудь точно будет…

Так оно и вышло: к Крюкову в тот вечер пришла молодая пара с полугодовалым малышом — заказали семейный портрет. Так что расспрашивать Андрея пришлось, пока он, вооружившись камерой, ловил удачные ракурсы и веселил шестимесячного «натурщика».

- Не поверишь, что утром сегодня снимал: как девушку будили. У нее день рожденья был, и ее молодой человек решил устроить сюрприз. Обсыпал постель лепестками роз, сам во фраке и бабочке, тут же кастелянша с парикмахершей давай ее одевать, прическу делать. Потом в ресторан пошли, там профессиональный свет поставили… В общем весь день я с ними провел, шаг за шагом. Довольны очень остались — классные снимки вышли. А почему бы и нет? Людям-то радость и память на всю жизнь…

Впрочем, и с состоятельными клиентами, и со «звездами», и с самыми обычными людьми Крюков работает одинаково.

- Первое, что я услышал от Демиса Руссоса — «Уберите фотографа!». Увидел меня и тут же послал. С характером человек. Простынями в гостинице бросался — только белые ему подавай. Кровать не понравилась, так персонал ему две полутораспалки сдвигал, чтоб поместился. В общем, весь из себя, никого не подпускал. Мне все это дело надоело, я вижу — он чай пить пошел и сам заваривает, и говорю: «Демис, ты чай пьёшь?» — «Пью». — «Мне налей. Говорят, у вас в Греции чай хороший». И так, слово за слово, на ломаном английском… Чай пришлось похвалить… «Пару кадров?» — «Нет вопросов». — «А тут Волга рядом». — «Как? Самая большая река в России?». — «Да, а ты не знал что ли?». — «Едем! Вдвоем!». Времени полчаса у нас оставалось. Съездили к Татищеву, посмотрели памятник, березки. Он пожевал листочки, на вкус попробовал. Остался доволен. «Я, — говорит, не думал, что Волга больше, чем Миссисипи». Потом, естественно, была хорошая взбучка. Ну, представь, свита очухалась, а Демиса украли! Приехали, он говорит — зовите, мол, прессу, буду давать всем интервью. В общем, оттаял…

Андрей говорит, что «звезд» снимает для себя. Иногда дарит фото артистам, иногда они сами их покупают.

- У Аллы есть Филиппа портрет. У Хлебниковой — Хлебниковой. Малинин фотокарточку стырил без моего разрешения, пустил в тираж для лазерных дисков и аудиокассет. Ну выпустил и выпустил… Хлебникова на диске назвала меня «Фотограф А. Лепешкин». Я ее после этого Булочкиной дразнил, она обижалась, но потом перестала. «Ариэль» в рекламу мои фото пускал, плакаты делали. Недавно Корнелюка снимал прямо вот в этой студии — из всего тиража одна бракованная открытка у меня осталась…

- А что ж ты Пугачеву так запросто — Аллой называешь?

- Да обычная она, «звезда» и есть «звезда». Видел я людей менее «звездных», которые поют намного лучше. Фотографировал я ее один-единственный раз. Кстати, за тот концерт я уважать ее буду до конца жизни. Перед концертом ей сообщили, что у нее умерла мама. Она отпела концерт, ничего никому об этом не сказав. И когда я об этом узнал, сказал: «Алла Борисовна, по-моему, это не стоит проявлять». — «Да, не стоит». И я засветил пленку…

На официальном сайте Андрея (www.fakturno.ru) тоже есть страничка, посвященная артистам эстрады. С коротенькими рассказами. Марину Хлебникову, например, Андрей считает человеком, вечно куда-то спешащим, не имеющем ни секунды свободного времени и настоящей «звездой»: «Когда я ее увидел впервые, она пела «Мамин блюз», и этот блюз я запомнил, по-моему, на всю свою жизнь. Потом были «Дожди», «Чашка кофею» и много других песен, но песня, которая на самом деле перевернула во мне что-то, это «Памяти Эдит Пиаф». Такое могла спеть только настоящая звезда, это нельзя забыть!».

- Мы поплыли с ней на ту сторону Волги, в Жигулевские горы. Она села на пенечек, сама себе сделала макияж, потом позировала — лазила по этим Жигулевским горам, вся перепачкалась. И ничего страшного. Стали к Волге спускаться, а жара градусов за тридцать. Я говорю: «Маринка, сейчас искупаемся, пивка попьем». Подходим к катеру, а пиво без нас уже выпили, да и на купанье времени не осталось. Пролетели…

Своими друзьями и просто людьми, с которыми всегда приятно общаться, Андрей считает «Ариэлей», солистов питерской «рок-оперы» Рафа Кашапова и Елену Ульянову.

- А вообще, это не важно — знаменит человек или нет. И уж совершенно точно, что самые обычные люди получают от меня столь же обалденные фотографии. Делать это по-другому, значит нет смысла вообще этим заниматься. Знаешь, я недавно пришел к выводу, что только начинаю учиться фотографии. Хотя был и в моей собственной жизни «звездный» период, я тогда по-настоящему зазнался. Теперь это прошло. И деньги для меня тоже не имеют значения, трачу я их в основном на аппаратуру…

В следующем году Андрей собирается устроить свою первую выставку. «Это будет просто шок для города!», — говорит. А больше не говорит ничего — спонсоров ищет. Что ж, подождем. Шок — это по-нашему.

Сафронова Елена газета «Тольятти» 25.05.2005

P.S. Вобщем-то приятно такое читать, но после этого даже и работать страшно становится - как бы не промазать и не … Но всё-таки понимая, что не ошибается тот, кто ничего не делает, буду работать и надеяться, что всё будет получаться именно так, как они пишут.